деконструкция супергероики / способности /// Нью-Йорк | февраль - май 2023 Сюжет Внешности/имена Способности Правила и F.A.Q. Сеттинг Организации Сетка ролей Шаблон анкеты Нужные

    Mayhem­

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Mayhem­ » История » [5-7/11/22] Грехи человеческие


    [5-7/11/22] Грехи человеческие

    Сообщений 1 страница 13 из 13

    1

    Грехи человеческие
    https://forumupload.ru/uploads/001a/fb/19/87/571902.gif
    Марек Босый, Киаран Уолш


    Нью Йорк и всемирная паутина

    Свои фоточки в соцсети выкладывать небезопасно - никогда не знаешь, на кого наткнешься. А уж по непроверенным ссылкам ходить вообще не стоит.

    Подпись автора

    Адам сделал огурчиком :З

    +3

    2

    - Эгида, ты должен выкладывать больше фотографий и видео со своим участием в социальные сети, - Альберт, как всегда, прихлёбывал кофе из бумажного стаканчика, чем уже изрядно подбешивал Марека, который занимался тренировками в одном из многочисленных тренажёрных залов Цитадели.

    Конечно, честно говоря, он бы предпочёл сходить с Киром куда-нибудь, побыть с Уолшем хотя бы пару часиков вместе, подальше от всей этой работы, подальше от внимательных глаз Моравского, подальше.. От всего этого геройства.
    И сейчас, тягая тяжёлую штангу, он был далёк умом от места, в котором находился телом. Мысли его были где-то там, рядом с Киараном. Сначала его вырвали из тёплых объятий Кира срочным вызовом в Цитадель, а потом оказалось, что это был ложный сигнал.
    Однако вернуться в дозволенный выходной ему не разрешили.

    Поэтому, чтобы успокоить свою злость на такую вселенских масштабов несправедливость, Марек решил заняться самым полезным делом – покачать мускулатуру. Конечно, это был один из пунктов его контракта – красивое тело, с рельефными мышцами. Да и Киру, судя по всему, нравилось тоже то, как выглядел Марек.
    Конечно, во времена службы в котиках он тоже был крепко сбитым. Но тогда его мышцы были более крепкими, пожалуй, и не обладали такой дурацкой рекламной рельефностью. Мар даже шутил, что растерял свои «рабочие мышцы». Конечно, многие не соглашались с этим, но Босый всегда был упрям и упорен в своих убеждениях, если от этого только не зависела чья-то жизнь.

    - Ты только посмотри. Марвел снова запостил свою фотку со встречи. Никта вот тоже пиарится за счёт соц.сетей. А тебе тоже стоит об этом уже задуматься, - Альберт, как всегда, сел на свою любимую лошадку про то, что Эгиде пора открыться миру и всё такое. Но Марек не был готов. И не факт, что вообще будет.
    Потому, вздохнув, он отложил теперь уже гирю в сторону, и, взяв полотенце, утёр им со лба пот. Телефон лежал рядом, и с громким вздохом, он смахнул блокировку и под строгим взглядом сделал фото самого себя в тренажёрном зале, но разумеется, сфотографировал себя под углом таким образом, чтобы попадал только его подбородок, который и так все могли лицезреть.

    - Доволен? – ухмыльнулся Эгида, подписав фото как «В здоровом теле – здоровый дух» и выложив в инсту. Телефон сразу же запиликал от уведомлений, на что он только закатил глаза. Но Моравский только закатил глаза в ответ, как вдруг телефон снова запищал, но на сей раз это было уведомление о сообщении.
    Подняв телефон, Марек увидел, что это какая-то ссылка, и начисто забыв о том, что он сидит с официального аккаунта, легко и непринуждённо перешёл по ней. И обомлел. Сайт, на которой его занесло, выглядел стрёмно. С боков были нарисованы какие-то разводы крови, на верхушке красовались парочка черепов, и название «Грехи человеческие».

    - Что за херня? – пробурчал Мар, и уже хотел было закрыть сайт, как случайно включил заглавное видео. И обомлел – на экране сначала всё потемнело, а потом показало небольшую комнату, без окон, но с лампой где-то наверху. Слишком мало освещения было в помещении, чтобы что-то разглядеть. Однако в полумраке ясно был заметен стул, на котором сидел человек с мешком на голове. Он пытался что-то мычать, но выходило не очень.

    Внезапно из темноты выплыла ещё одна фигура, явно женская, судя по походке, и в руке её блеснул нож. Она громко начала что-то говорить, кажется, на латыни, а потом резко провела по горлу бедняги. Кровь брызнула вокруг, а затем женщина рассмеялась и уже на английском произнесла:
    - Это кара всем, кто совершает грехи!
    Видео закончилось, а Марек, и оказавшийся рядом с ним Альберт синхронно посмотрели друг на друга.
    - Что за сайт ты тут смотришь? – Моравский с явным отвращением от увиденного задал животрепещущий вопрос, на что Марек лишь пожал плечами.

    - Понятия не имею. Прислали в личку, спам, кажется. Опять какие-то фрики развлекаются. – на что агент героя лишь нахмурил брови.
    - То есть, ты уже такое видел?
    Босый снова пожал плечами – и продолжил:
    - Не совсем, но похожее. Кучка додиков снимает видео с постановочными смертями, чтобы захайпиться. О таком надо будет сообщить властям, чтобы они не пугали почём зря граждан. Хотя, конечно, кое-что тут странное..
    Альберт сразу же напрягся и ткнул в экран:
    - То есть, что-то тебе в видео, где снимают показательную смерть, показалось странным? Серьёзно? – сарказм так и сочился в его словах, на что Марек лишь поднял внимательный взгляд на своего агента.

    - Кровь. Обычно она более густая, потому что делают такую же, как в фильмах. А здесь она выглядит слишком уж, как настоящая.. Я скину этот сайт кое-какому знакомому, вероятно, он сможет проверить это. А ты сообщи в полицию об этом источнике, чтобы они проверили. Можешь от моего имени, если не хочешь светиться, хорошо?
    Моравский покачал головой и отошёл в сторону, пока сам Мар тут же зашёл в личный мессенджер, и, найдя Кира, написал:
    «Привет, солнце, как дела?»

    Ответ пришёл быстро и, читая его, Босый тут же расплылся в улыбке. Можно быть сколько угодно героем и спасителем людей, но он всё также будет млеть от своего Кира. Затем, переведя разговор в другое русло, Мар скинул Уолшу ссылку на сайт и коротко пояснил:
    «Нужно чекнуть, что это за сайт. Уж больно на нём подозрительные видео. Сможешь?»

    Конечно, Босый знал, что Кир хакер и знал, что тот, в целом, нарушает закон. Но Уолш неоднократно заверял, что не делал ничего такого, чтобы навредило стране. Да и в целом, Босый всегда был более широких взглядов на такие вещи – ведь именно сейчас Кир просто проверит сайт, и ничего больше. Так что их руки будут абсолютно чисты.

    «Люблю тебя»
    Ещё одно сообщение ушло в бездну интернета, заставив Босого снова заулыбаться, как дурака.

    Отредактировано Aegis (27.11.2021 10:18)

    Подпись автора

    by Адам
    плейлист Марека

    +6

    3

    Наверное, вечер можно было бы счесть испорченным. Сначала неожиданное появление на пороге Джошуа, который попытался облить грязью то, что было дорого Киарану, потом Эгиду вызвали в Цитадель, и Уолшу пришлось разорвать полусонные объятия, чтобы выпустить его из постели... Каждое из этих событий само по себе могло бы стать жирным минусом, после которого свидание стоило назвать отстойным. Но - не для Кира. Он был счастлив. Как может быть плохим вечер, который они провели вместе с Мареком, предаваясь то жаркой страсти, то неожиданным откровениям? Даже Джош, хоть и выбил Кира из колеи, все же не смог испортить удовольствия от возможности быть рядом с Босым.
    После плотного ужина они занимались любовью сначала на стуле, даже не скрипнувшем под их общим весом, потом на барной стойке, которая заменяла Киру обеденный стол, а потом снова в постели, куда Марек унес Уолша, подхватив  на руки. Киаран не променял бы этот вечер ни на что другое, даже с учетом того, что Босому снова пришлось уходить. Оба знали - насколько бы ни затянулись дела, они будут ждать новой встречи.
    Кир вышел проводить Марека, не успев даже одеться. Ленивую дремоту, охватившую их обоих, как рукой сняло после звонка агента Эгиды. Срочный вызов, необходимость немедленно прибыть в резиденцию героев - и вот уже Марек стоит полностью одетый и готовый к вылету, а Кир еще даже зевнуть толком не успел.
    Он поцеловал Босого на прощание, на миг прижавшись всем телом, а затем выскользнул из объятий, не позволив себе даже короткого вздоха сожаления.
    - Буду тебя ждать, - сказал он с улыбкой.
    Лишь после того, как Марек накинул на себя покров невидимости, а дверь за ним закрылась, Кир натянул на себя домашние штаны и футболку и отправился курить на кухню.
    Спать больше совершенно не хотелось, Уолш решил вернуться к интересной задачке, работу над которой он не закончил прошлой ночью.

    Сообщение от Эгиды пришло спустя пару часов после того, как тот улетел. Кир так увлекся работой, что даже вздрогнул, когда телефон негромко тренькнул оповещением. Но тут же расплылся в улыбке.
    Марек.
    Такой простой жест - короткое сообщение в мессенджере. Марек не требовал от него отчетов, не пытался каждый миг контролировать любую мелочь, не пытался постоянно вызнавать, чем Киаран занят. Он просто спрашивал, как дела, и Кир чувствовал, что ему это действительно важно.
    А еще он называл Кира "солнцем". И это так нравилось Уолшу, давно отвыкшему от ласковых прозвищ, что он каждый раз не мог удержаться от блаженной улыбки.
    Такой простой жест - но такой важный для Кира, который давно уже свыкся с мыслью, что никому по-настоящему нет до него дела. Даже друзья, с которыми он общался преимущественно онлайн, присылали свое "Чо-как?" исключительно из вежливости. Было бы очень странно, если бы Уолш вдруг начал каждый день на полном серьезе и в подробностях рассказывать про свое настроение, переживания или там как выбрался в ближайший супермаркет за молоком. С Мареком было по-другому. С ним все было по-другому, и Кир был счастлив, полностью погрузившись в новизну отношений, которые они пытались начать заново после стольких лет.
    "Работаю", - отбил Киаран в ответ, - "И думаю о тебе. Продолжим при первой возможности?"
    Получив заветное "да", он ощутил, как внутри снова разливается тепло.
    Но, оказывается, Марек писал не просто так.
    "Займусь этим", - пообещал Кир и снова расплылся в счастливой улыбке, увидев последнее сообщение.- "Люблю тебя, Марек".

    На сайте не было никакого видео. Идиотский дизайн с кровавыми потеками и черепами, шрифт с закосом под готику и таймер с обратным отсчетом на весь экран. Кир хмыкнул, разглядывая страницу. И чего интересного Марек в нем нашел? Что там за видео такое болталось?
    Насколько Кир его знал, Босый не склонен был к идиотским розыгрышам в духе "покажи своему парню скример", а значит, то, что он увидел на этом сайте, по каким-то причинам показалось ему подозрительным. Оставлять это без внимания Кир не собирался.
    Ему удалось кое-что выяснить. Сайт был похож на те, которые школьники и студенты создают, чтобы порекламировать свою музыкальную группу или разыграть друзей, или просто попрактиковаться в дизайне. Такие странички не живут долго - остаются цифровыми призраками, заброшенные и владельцами, и их друзьями.
    Вот только этот был пока жив. Таймер исправно тикал, отсчитывая время.
    23:56:13
    23:56:12
    23:56:11
    Что-то должно было случиться через сутки.

    Киаран потратил минут тридцать, чтобы достучаться до сервера, на котором хранилось "удаленное" видео. Из интернета ничего не исчезает бесследно. Фото, видео, посты в соцсетях, неприличные фотки и личные данные - видимый значок "удалено" означает только, что контент просто недоступен больше основной части потребителя. Те, кто знает, что искать, в состоянии найти спрятанное. Было бы желание. И навыки.
    У Кира было и то, и другое.
    Видео, которое он нашел, оказалось не слишком приятным. В сети таких было пруд пруди - извращенцы, которые получают удовольствие, глядя на чужие страдания и смерть, никогда не переведутся. Развитие интернета лишь подливало масла в огонь страсти таких людей: снафф-видео, максимально жестокое порно, включающее и некрофилию, люди, которым нравилось резать и жечь себя на камеру, записи городских камер или видео с телефонов очевидцев, где были зафиксированы аварии и несчастные случаи, в подробностях освещающие самые мерзкие подробности - все это можно было найти в сети без особых проблем, даже не погружаясь в глубины даркнета. Особенно неприятными были комментарии к видео. В описании указывалось, что человек на видео виновен в грехе тщеславия и поплатится за то, что слишком много хвастался. Повальное большинство комментаторов  поддерживало автора, снова и снова повторяя "Сделай это уже", "давай, прикончи его", "хорошая шутка, давай еще" и прочее. Кто-то предлагал свои способы казни, кто-то хотел посмотреть, как человек помучается. Но все, как один, жаждали его смерти. И пусть видео, скорее всего, было постановкой, какими часто оказываются подобные представления, впечатление это все производило весьма тягостное.
    Сервер хранил и еще один видеофайл, более старый, загруженный, судя по всему, сутки назад. Кир открыл его, просмотрел - и его чуть не стошнило.
    Это тоже была казнь. Только куда более длительная и мучительная. Мужчине, привязанному к подобию гинекологического кресла, отрезали гениталии. Прямо в кадре, расположив камеру так, чтобы видно было и фонтан крови, и кусок плоти, небрежно отброшенный в сторону. Судя по крикам, в которых оставалось мало человеческого, "операцию" проводили без наркоза. Каким образом жертва не умерла от болевого шока, Кир понятия не имел. Он с ужасом смотрел на происходящее, до крови искусав губы, но не мог оторваться. Мучения жертвы прервал сильный удар ножом куда-то в область сердца.
    Описание этого видео гласило, что человек на видео был виновен в грехе похоти. И комментарии, такие же омерзительные, носили куда более скабрезный характер.
    На том же сервере Кир нашел и небольшой файл с заглушкой, где было обещание в скором времени покарать еще одного грешника.
    А теперь на сайте тикал обратный отсчет.

    Некоторое время Киаран таращился в экран, постукивая дрожащими пальцами по столу, потом взялся за телефон. Подумал - и отложил его в сторону, хватаясь за очередную сигарету. Рано. Сначала нужно было еще кое-что проверить.
    Эта часть оказалась куда сложнее. Получить доступ к базе данных полиции Нью Йорка - это не болтающийся где-то в пригороде сервер отыскать. Но и с этим Цианид справился. Вот только вопросов оставалось куда больше, чем ответов. Было ли видео настоящим? То, что оно заставило Марека насторожиться, вполне могло означать, что он увидел в нем больше, чем просто постановку.
    Ладно. Окей. Приняв допущение, что видео реально, Цианид передернулся, но все-таки закопался в базу найденных неопознанных тел. К его сожалению - или к счастью, - лица жертвы видно не было, его до конца скрывал мешок на голове. Нашли ли уже тело? Опознали ли? Смогла ли полиция понять, что в убийстве есть ритуальный подтекст, который на видео считывался вполне однозначно? Нашли ли они вообще видео и связали ли с ним найденный труп?
    Вопросы, вопросы, вопросы...
    Киаран потратил несколько часов, бултыхаясь в данных полиции, анализируя и выискивая хоть какие-то совпадения. В какой-то момент он даже пожалел, что не подался работать айтишником в госструктуры.
    Найти ничего не удалось. Либо тело еще не обнаружили, либо все видео было очередной подделкой, призванной пощекотать чужие нервы. Цианид поставил маячок на ключевые слова, который должен был оповестить его, если в базе будет какая-то активность, связанная с трупами и перерезанными горлами. И написал Мареку.
    "Не могу понять, настоящее оно или нет", - отрапортовал он. - "Но видео мерзейшее. И теперь там стоит таймер, значит, это не последнее представление."
    Кир, не доверяя мессенджеру, вкратце, без подробностей, рассказал, что нашел еще одно видео. И попросил Марека приехать, когда тот закончит с делами.
    Находиться в квартире одному почему-то было тошно.

    Отредактировано Ciaran Walsh (19.03.2022 13:23)

    Подпись автора

    Адам сделал огурчиком :З

    +6

    4

    Кир подтвердил мысли Марека – и быстрый ответ в мессенджере только навёл Эгиду на ещё более мрачные мысли. Пусть он пришёл спустя несколько часов, когда Босый уже отрабатывал удары на тренировочном полигоне, разгоняя свои силы.
    Сначала он создавал небольшие диски из света, которые использовал для метания в цель. Затем преобразовал свет в дротики, которыми начал швырять во всё те же цели. С меткостью у Эгиды было всё здорово, а вот с удержанием материальных предметов из света было не очень. Одно дело создавать иллюзию, нематериальную, по сути, чтобы скрываться от противников.

    И совсем другое – склеить из света настоящую материальную вещь, да ещё и научиться удерживать её целостной ровно до тех пор, пока она не достигнет цели. Альберт всё также патетично попивал кофе, что-то быстро листая в своём телефоне.
    - Почему ты не занят другими героями? – таки задал животрепещущий вопрос ему Марек, когда, запыхавшись, он плюхнулся на землю коленями, ощущая, как по вискам течёт пот. – тебе же не обязательно сидеть со мной 24/7, верно?

    Моравский снова отпил кофе и, причмокнув губами, ответил:
    - Верно. Но ты тут развиваешь свои способности, и кто знает, может, сделаешь что-то прорывное, а я не буду этого знать. – Альберт хихикнул, а затем поднялся на ноги, чуть разминая спину, - но, пожалуй, ты прав. Мне ещё нужно посетить Валета и Крутыша, чтобы узнать, как там идут у них дела. А ты продолжай, всё таки тебе надо поддерживать статут топового героя.

    Уже глядя в спину Моравского, Марек нахмурил брови.

    Топовый герой. Это плохо – потому что это значит, что фотосессий станет больше, как и приглашений на всякие ток-шоу. А ещё это привлечёт к нему слишком много внимания, которое он совсем не хотел бы получать, учитывая, что он совсем недавно встретил Кира заново и учился строить отношения с ним спустя столько лет.

    Снаряд в форме сферы размером с мячик для тенниса врезался в мишень и оглушительно взорвался, оставляя на бетонной поверхности черный след. Марек хмыкнул и сосредоточился на своих ощущениях. Он уже понимал, что его силы проистекают от его разума, мыслей, эмоций – того, насколько он чётко и ясно формулирует их. И сейчас, растерявшись из-за увиденного, он явно не мог сконцентрироваться слишком уж чётко. Впрочем, от такого любой бы пришёл в ужас.

    Оставалось надеяться на лучшее.
    И на то, что Кир найдёт что-то.
    Свет сгустился в руках Марека, набирая силу и приобретая форму пули. Удержать форму, удержать.

    С выдохом Мар отпустил свою силу, собирая вокруг себя всё больше и больше фотонов, да так, что на мгновение свет в огромном помещении, заполненном десятком софитов и прожекторов, замерцал.
    Очередь из световых пуль прошила бетонную стену насквозь, чтобы через мгновение истаять желтоватым дымком, пока Эгида выдохнул. Он может и не такое, он уверен в этом. Нужно просто больше тренироваться.
    И уже спустя ещё час, когда свет в его руках стал куда более отзывчивым на принятие материальной формы, телефон Босого снова пикнул. Прочитав сообщение от Киарана, Марек снова нахмурился. Ответ его любимого ему совсем не понравился, но учитывая, что сегодня ему уже никуда не было нужно, просьба Уолша была более чем логичной.

    И интригующей.

    Отбив, что будет в течение получаса, Марек быстро отправился в душ, и смыв с себя пот, переоделся в обычную одежду, оставив все своё супергеройское барахло в Цитадели. И даже сделал сегодня исключение из правил – переправился на берег с помощью катера, чем несказанно удивил водителя, а после вообще добрался на такси до квартиры Кира.
    - Привет, я дома, солнце! – открыв дверь своим ключом, Марек с улыбкой прошёл навстречу Киарану, сходу заграбастав того в объятия. Он так соскучился по нему, что не удержался и против воли сразу же ткнулся тому в макушку, словно бы от этого зависела жизнь Эгиды.

    Подпись автора

    by Адам
    плейлист Марека

    +5

    5

    Кир всегда умел ждать, несмотря на то, что не очень-то любил это занятие. Стоя в бесконечных нью-йоркских пробках, дожидаясь своей очереди в кофейне или переписывая в очередной раз строчки кода, ожидая нового интересного задания от работодателя или таращась в экран, пока кто-то из друзей-коллег заканчивает свою часть работы, или лежа в уютной темноте спальни, в надежде, что бессонница, спровоцированная литрами крепкого кофе, наконец отступит - он ждал. Привык за столько-то лет. Его не бесило такси, еле тянущиеся по запруженным улицам города, и ругань водителей, не раздражало, если бариста ошибалась и добавляла клубничный сироп вместо карамельного, и не выводило из себя, если коллега затягивал процесс. Киаран улыбался, даже если никто его не видел, и со свойственным ему спокойствием продолжал заниматься своим делом. Ожидание - это время, ускользающее сквозь пальцы. Кто-то скажет, время, потраченное впустую, но Киаран считал, что если ничего не можешь поделать, надо использовать эти моменты с пользой. Он не мог мановением руки освободить дорогу для своего такси, даже если очень хотелось, поэтому думал о чем-то своем, откинувшись на подголовник сидения, или дописывал код другого проекта, дожидаясь, пока кто-то из товарищей закончит.
    Вот и Марека он ждал... сколько? Половину всей своей жизни. Восемнадцать лет. И какие-то полчаса, пока Эгида закончит со своими делами - это вообще не ожидание.
    Но все же как ему хотелось, чтобы Босый поскорее приехал!
    Киаран даже открыл окно, чтобы табачный дым побыстрее выветривался и не мешал некурящему Мареку. Впрочем, вряд ли от этого был толк: Уолш курил в этой квартире столько лет, что запах, наверное, уже въелся в стены.
    Киаран лениво подумал о том, что пора бы сделать ремонт, но эта мысль потерялась, смытая другими идеями.
    Наконец, дверной замок щелкнул, открываясь. Кир вскочил с кресла, бросаясь в прихожую бегом.
    - Марек!
    Ох, как же ему нравилось, когда Босый зарывался носом в его волосы! Теплое дыхание, теплые губы - и от нежности, распирающей изнутри, перехватывает горло. Кир обхватил ладонями лицо Марека, погладил большим пальцем отросшую щетину на подбородке и потянулся поцеловать его.
    Отодвинулся Киаран только для того, чтобы дать Мареку снять куртку. А потом снова обнял, прижимаясь лбом к плечу. Забыть бы сейчас обо всем, остаться только вдвоем, в их крохотном мирке, где никто и ничего не угрожает тихому счастью...
    Но Марек ведь не даром заинтересовался тем видео. Совесть не позволяла Киру пустить ситуацию на самотек. Полиции он не доверял никогда и был уверен, что если копы и вмешаются, то только все испортят. Или опоздают, как и всегда. До конца отсчета таймера оставалось чуть больше двенадцати часов. За это время убийца, если все-таки допускать, что видео настоящее, мог найти следующую жертву. Киаран не мог позволить кому-то умереть только потому, что ему так хотелось обниматься с Мареком.
    - Есть хочешь? - спросил он, кивая в сторону кухни. - Там есть лазанья и салат.
    С готовкой у Уолша всегда было не очень. Просто потому, что сам он регулярно забывал о том, что надо поесть, а когда вспоминал, голова уже кружилась от голода, и куда быстрее было заказать доставку, а не вставать к плите самому. К тому же, Кир никогда не считал готовку увлекательным занятием.
    Но теперь рядом был Марек, а уж ему точно надо правильно питаться. Поэтому, дожидаясь его, Кир все-таки сунул в духовку замороженную лазанью и залил заправкой купленный в магазине салат. Не самая здоровая еда, но все же лучше бургеров и острых куриных крылышек, которыми обычно питался сам Киаран.
    - Я тут нашел кое-что, пока тебя не было. Прости, не надо было тебя дергать, ты же, наверное, был занят... Но ты просил посмотреть, и я... - Кир понял, что начал тараторить, и вздохнул, прервавшись на полуслове.
    Иногда с ним такое бывало: он пытался выдать сразу всю информацию, которой владел, и в результате мысли начинали опережать слова, а те в свою очередь переставали быть понятными для собеседника. Киаран улыбнулся и продолжил уже медленнее.
    - Извини. Я нашел место, где стоит сервер, на котором хранится эта дрянь. Это в Ливингстоне, не очень далеко отсюда. Всего с час езды на машине. Пойдем, я покажу тебе.
    Марек прошагал в комнату, которую Уолш про себя называл кабинетом. Шкафы от пола до потока, забитые книгами и компьютерным железом, огромный стол, над которым, закрепленные на стене, висели три больших монитора, навороченное геймерское кресло с широкими мягкими подлокотниками и поддержкой для поясницы, узкий диван, на котором Кир иногда засыпал, если лень было идти до постели, и журнальный столик, на котором стопкой лежало несколько книг. Удобное рабочее пространство, которое Уолш тщательно создавал для себя своими же руками. Здесь он проводил большую часть времени, и лишь когда они с Босым снова начали встречаться, спальня стала более обжитым местом, чем была раньше.
    Марек сел в кресло, и Кир тут же забрался к нему на колени, перебросив ноги через подлокотник. Потянулся, несколько раз щелкнул мышкой и на центральном мониторе, самом большом, развернулась папка, где хранились видео.
    - Я скопировал эту пакость к себе. На всякий случай. Но это не то кино, которое захочется пересматривать.
    Кир рассказал про содержание второго ролика, который нашел на сервере, и про комментарии, и про тикающий таймер, и про то, что полиция, скорее всего, ничего не найдет, даже если захочет.
    - Я подумал, - закончил он свой рассказ, сжимая ладонью плечо Босого, - Может, стоит туда съездить? Недалеко же. Только копов звать не стоит, они вряд ли поймут, что надо искать.

    Подпись автора

    Адам сделал огурчиком :З

    +4

    6

    Оказаться в тёплых объятиях Кира было очень.. приятно.
    Лучше слова Босый просто не знал. Хотя, конечно, эпитеты у него были: от «великолепно» до «божественно», но рядом с Уолшем он терял способность ясно мыслить, да и не хотел этого делать, честно говоря.
    Кир всегда был для него островком безопасности ещё в школьные годы, а став старше, обрёл статус якоря для психики Марека. Чтобы не случилось – Киаран Уолш был надёжной гаванью для Марека.

    - Я так по тебе соскучился, солнышко, - Мар ответил на жадный поцелуй, начисто забыв, что он до сих пор в холодной куртке, а когда Кир отпустил его, тотчас поспешил избавиться от этого атрибута одежды.
    - Чёрт, я бы конечно, того, - он подмигнул Киру, явно намекая, что утолил бы сначала телесный голод, но тут желудок предательски заурчал и Марек, закатив глаза, сделал щенячьи глазки, словно прося, чтобы его чем-нибудь накормили.

    Конечно, он знал, что Кир не специалист по готовке, но был рад даже магазинному салата и замороженной лазанье. Плюхнувшись на стул, Марек не удержался и схватил Кира за ягодицу, когда тот наклонялся к духовке – слишком был велик соблазн..
    - Прости, - Марек сделал вид, что он шланг, и вообще не причём, однако тут же рассмеялся, но затем посерьёзнел, когда Кир перевёл тему на то видео, что нашёл Босый.

    - Всё нормально, Кир, всё нормально, - мягко проговорил Мар, взяв ладонь Кира в свою, - ты всё верно сделал, не переживай.
    Ещё со школы Босый помнил об этой странной привычке Уолша постоянно тараторить с частотой пулемёта, когда он волнуется. Но раз Кир волнуется, значит, нашёл что-то действительно страшное?
    - Рассказывай, - качнул головой Марек, уже уплетая разогретую лазанью, прикусывая всё салатом. Кир, с присущим ему тактом, объяснил, что нашёл сервер в Ливингстоне, который был недалеко. Хмыкая, дожевав остатки лазаньи, Босый бодро прошагал вслед за Киром в его святая святых – и чихнул, потому что комната Кира явно нуждалась в уборке, хотя бы мокрой тряпкой.

    - Я постоянно забываю, что ты шаришь не только в хакерстве, - улыбнулся Марек, трогая рукой геймерское кресло, - когда-нибудь я всё таки позову тебя на дружеский матч в StarCraft. Проигравший будет снизу весь месяц, - Босый неожиданно навис над Киром и прикусил мягко, одними губами, мочку его уха, а после отошёл в сторону с самым невинным видом.
    Кир, конечно, заалел, но рассказывать не перестал. Марек, конечно, понимал, что история действительно может быть страшной, но почему-то в голове были мысли совершенно иного толка.

    - Зачем на ездить? – неожиданно обрубил слова Кира Марек, и, подняв руки перед собой, словно извиняясь, продолжил, - мы можем туда слетать!
    А потом услышал, что сверкать – в случае Марека, буквально – своими способностями не очень хорошая идея, потому Босый надул губы, притворно изображая обиду.

    - Ладно, давай тогда сгоняем туда, но за рулём буду я! – он засмеялся, и первым выскочил из комнаты, хватая ключи с тумбочки перед выходом.
    Авто делало уже третий поворот, пока Марек сосредоточенно крутил руль. По дороге они с Киром обсуждали то, что могут найти в искомом месте, и чем дальше они заходили в своих обсуждениях, тем мрачнее становился Босый. Возможно, ему стоило взять с собой свой костюм.
    - Кажется, мы уже на месте, Кир, - завернув руль на стоянку перед небольшим офисным центром, Марек заметил, что в некоторых окнах горит свет. – Кто работает так поздно в таком месте? – невольный вопрос слетел с губ Мара, обозначая, что история становится всё более мутной.

    Подпись автора

    by Адам
    плейлист Марека

    +3

    7

    - Если ты хочешь, чтобы я целый месяц был снизу, можешь так и сказать, - Кир ответил на подначку с улыбкой, чувствуя, как щеки предательски краснеют. - Я не слишком хорош в стратегическом мышлении. Ты выиграешь, даже если дашь мне фору.
    Губы Марека коснулись уха, и Кир откинул голову, подставляясь под ласку.
    Да что же это такое! С Босым он терял голову даже от самых невинных прикосновений, хотел его постоянно, круглосуточно, словно влюбленный подросток. Кажется, сейчас даже сильнее, чем когда они были школьниками - потому что теперь было можно, и осознание этого факта кружило голову. Киаран счастливо вздохнул и ткнулся носом в ямку между ключиц Марека, чуть оттянув ворот его футболки. Втянул в себя его запах, словно пытаясь наполниться им, сохранить в себе навечно, вобрал эмоции Марека, которые тот щедро, не пытаясь контролировать, выдавал в эфир. Уверенность, желание, немного тревоги и целый океан любви, направленной на него, Уолша. Это было непривычно и от того еще более поразительно. Киаран каждый раз, будто впервые, счастливо изумлялся, понимая, что Марек любит его. И отвечал всем сердцем, со всей искренностью, не сдерживаясь и не пытаясь прятать чувства.
    Киру хотелось сказать, что Марек потрясающий. И назвать еще тысячу эпитетов, пытаясь донести до Босого, что он самый-самый лучший, единственный и неповторимый. Но никаких слов бы не хватило, чтобы выразить то, что он чувствовал. Да и зачем слова, грубые и тяжеловесные, когда можно передать сами эмоции, окутать их обоих легким облаком счастья и огромной, всепоглощающей любви.
    Но позволить им обоим окунуться в это изумительное в своей новизне состояние Киаран не мог: это означало бы, что они отвлекутся, снова забыв про мир вокруг и полностью сосредоточившись только друг на друге.
    Кир снова вздохнул, на этот раз позволив себе капельку сожаления. Потом. Все потом. Сплетение рук, жадные поцелуи, снова и снова прокладывающие новые тропы, прижатые друг другу тела и сорванное дыхание... Киарану пришлось даже тряхнуть головой, чтобы отогнать мысли о нетерпеливых стонах Марека.
    - Ты сводишь меня с ума, Босый, - пробормотал он, чуть-чуть отодвигаясь. И перевел тему, пытаясь отвлечься. - Я когда-то пытался играть в Старкрафт. Но пару раз столкнулся с каким-то парнем, который уделывал меня, как детсадовца, и забил. Никакой практики не вышло. Я даже ник его запомнил, надо же. Артанис-что-то-там. Не важно. Поехали?

    Парковка перед небольшим офисным зданием была пуста. Не удивительно - в такое-то время. Но в двух окнах на втором этаже горел свет. Слабый, словно в помещении был включен телевизор. Или монитор.
    - Возможно, тот, кто нам нужен, - Кир ответил на вопрос Марека, хоть и понимал, что в озвучивании эта мысль не нуждается. - Давай посмотрим? Вряд ли тут есть серьезная охрана.
    Их автомобиль на пустой парковке выделялся, как фламинго среди ежей, и Уолш подумал, что стоило бы отогнать его подальше, чтобы не привлекать внимания.
    - Мар, - позвал он, касаясь запястья Босого кончиками пальцев. - Надо убрать машину. Нас тут кто угодно заметит. Приехали, постояли, уехали... Очень подозрительно, тебе не кажется? Мне бы показалось.
    Идея пришла ему в голову совершенно неожиданно. И, наверное, была совершенно дурацкой, но Киру в этот момент она показалась вполне разумной. Кого сложнее всего заподозрить в лишнем интересе к пустому офисному зданию посреди ночи? Детей, молодых мамочек и влюбленные парочки. Дети и мамаши с колясками в столь поздний час в любом случае показались бы странными, да и женщин с младенцами у них под рукой не было. А вот парочку Мареку и Киру даже изображать не нужно было.
    Киаран потянулся к Босому, перегибаясь на соседнее сиденье, обхватил его обеими руками за шею. И когда Марек повернулся, окидывая его удивленным взглядом, Кир его поцеловал. Жадно, нетерпеливо и голодно, будто дорвался, наконец, до того, чего так долго ждал.
    - Если здесь стоят камеры, а они наверняка стоят, парковка-то офисная, никто не заподозрит парочку ни в чем... подозрительном, - зашептал он Мареку на ухо, оторвавшись от его губ.
    Пальцы Уолша в это время, словно сами по себе, погладили шею Босого, заползли под ворот футболки, взъерошили волосы на его затылке.
    - Давай отгоним машину, а потом вернемся пешком?
    Наконец отодвинувшись, он громко вздохнул и попытался поправить собственный свитер. Когда его куртка успела оказаться едва ли не на ушах? Ох, Марек...

    Они вернулись, оставив машину за квартал от нужного здания. В конце концов, с Босым автомобиль, как способ срочно сделать ноги, не был так уж необходим. Марек точно был быстрее, а еще мог становиться невидимым. И полеты, о них тоже не стоило забывать. Невидимость, скорость и маневренность. И все это - только в случае крайней необходимости.
    Киаран рассчитывал, что дела не пойдут настолько плохо, но плохое предчувствие скреблось где-то за ребрами, как он ни пытался отмахнуться от этого чувства.
    Замок на задней двери здания оказался электронным. Кир вытащил из кармана предусмотрительно прихваченный с собой декодер. Ну не ломать же дверь силой, привлекая к себе внимание охраны и полиции. Несколько минут, пока он нетерпеливо озирался, и наконец замок поманил их зеленым огоньком. Дверь открылась без шума.
    - Ну что, наверх? - спросил Кир, нервно сжимая кулаки в карманах куртки.

    Подпись автора

    Адам сделал огурчиком :З

    +3

    8

    Услышав знакомое имя, Марек сначала не поверил ушам, а потом вспомнил – его ник в игре был как раз «Артанис73». Он едва не расхохотался, но вовремя сдержался, стараясь не подавать виду. Выходит, он уже встречался с Киром на интернет-просторах и даже умудрился его выиграть несколько раз?

    От этой мысли стало одновременно и стыдно, и смешно. Они всё это время были настолько недалеко друг от друга, словно сама Вселенная изнамекалась им о том, что неплохо было бы уже воссоединиться, но они оба, с упорством носорога, отказывались видеть эти знаки. Самое дурацкое было в том, что Марек хотел написать тому игроку, с которым устроил те матчи, чтобы узнать, как тот себя чувствует. Он считал, что там был просто обиженный школьник, и не знавший, что его обыграл именитый супергерой, выкроивший свободное время для любимого развлечения.

    Сука-судьба.

    На стоянке, когда Марек внимательно вглядывался в окна, не сразу понял, что Кир к нему тянется не просто так – и даже замер на мгновение, потому что жадный Уолш уже коснулся его губ, чуть прикусив нижнюю. Босый сразу же растерялся – настолько отвык, что Кир и правда уже не тот стеснительный заучка, которым он его помнил.
    Пальцы уже скользнули под ткань куртки, а сам Марек не до конца осознал, что ему успел сказать Киаран, оторвавшись на мгновение от поцелуя. Да, безопасность, кажется, что-то очень важное..?

    Уже после, спустя пару минут, когда машина стояла в квартале от здания, они тихо вышагивали по улице, следуя по тому же маршруту, но уже пешком. Марек не сразу понял, зачем это нужно было Киру – и лишь погодя время дошло. Умный Кир, как всегда.  Босый в очередной раз забыл, что его возлюбленный не последний хакер в США, как оказалось.

    Конечно, эту информацию Марек узнал не от самого Кира – и это казалось чем-то зазорным. Зато он понял, что Уолш всегда был верен своему кредо – и его данные не наносили никому вред. По крайней мере, так было на поверхности.
    Босый всё время ловил себя на мысли, что хочет обсудить с Киром его профессию, но всегда было некогда. То они обнимались, лёжа на кровати; то целовались до заалевших губ, сидя на диване; то ели вредную пиццу в ресторанчике напротив квартиры Марека, смеясь и снимая с носов и подбородков кусочки колбаски и сыра.

    - Я постоянно забываю, что ты реально умный, - хихикнул Мар, когда они подошли к двери, и Кир достал декодер, - А иногда я думаю, что ты какой-то секретный агент.
    Он чуть прищурился, словно и правда подозревал Кира в чём-то эдаком, но никак не мог заставить себя хотя бы попытаться поверить в саму мысль о том, что Кир – злодей. Конечно, таковых в Нью-Йорке было более чем, но Уолш?
    - Даже жаль, что я не могу управлять электричеством, - вздохнул Марек, глядя на манипуляции Кира с дверью, - чувствую себя иногда бесполезным из-за этого.

    Он беззаботно посмотрел на лицо Кира, явно удивлённого такими словами, и тут же добавил:
    - Ну, как сейчас. С другой стороны, я могу сломать любому руку и даже не чихнуть. – и тут же ухмыльнулся, вспомнив про Мелвина, - Как в тот раз, когда я сломал кисть Мелвину на ярмарке, помнишь?
    Они оказались внутри, и тут Марек собрался, и, схватив Кира за руку, потянул за собой, приложив палец к губам. Свет рядом с ними заискрился и тут же скрыл их от посторонних глаз.

    Это и стало сигналом для Киарана.
    Шаг за шагом они поднимались наверх, минуя пролёт, и когда перед ними оказалась дверь на нужный этаж, Марек шёпотом объяснил Киру:
    - Нам нужно как можно тише войти на этаж и пробраться дальше. Поэтому мы сделаем вот как – я влечу туда на своей сверхскорости, а ты подожди тут, я подам сигнал, хорошо? – он взял обе руки Кира в свои, и, глядя тому в глаза сверху вниз, закончил, - верь мне, Кир. Верь в меня. Ты мой якорь.

    С этими словами Марек разжал руки, выпуская нечто очень дорогое для себя, и собрав фотоны вокруг, которых было не так уж и много, слегка взлетел, и резко открыв дверь, рванул вперёд.
    Время стало тягучим, по привычке, и Босый даже не попробовал скрыть своё появление. А жаль.
    В помещении сидело двое. Парень, что рубился в карты на телефоне, и девушка, которая сидела за ноутбуком, явно что-то печатая. Ну, по крайней мере, именно этим она и занималась, явно занеся палец над кнопкой с буквой «С».

    Марек не успел понять, что случилось. Парень его будто бы заметил и тут его словно вышибло из состоянии сверхскорости, и коротко ругнувшись, он кувырком перелетел через старый письменный стол, а затем всё тело резко прошило сильным импульсом боли.
    - Твою ма.. – прохрипел Босый, но тело снова свело сильнейшей судорогой и всё, что удалось сказать дальше, был лишь стон боли.
    - Надо же. Ты сам к нам пришёл. Гордость тебя слепит, Эгида, - девушка поднялась со своего места, и качнув головой парню, отвернулась прочь, а сам Марек потерял сознание.

    Подпись автора

    by Адам
    плейлист Марека

    +4

    9

    Киаран тихо фыркнул, прижав ладонь ко рту, когда услышал про секретного агента. Умным Марек называл его и в детстве - с тех самых пор, как они познакомились. Заучка, так он говорил. Только Босый был единственным, в чьих устах это слово не звучало обидно. Наверное, потому, что Марек был хорошим другом и с уважением и интересом относился ко мнению Кира, к энциклопедическим знаниям, варившимся у него в голове и периодически превращающимся в кашу, на поверхность которой то и дело вылезали какие-то идеи для игр. А Кир радостно делился с другом всем, что узнал, вычитал или услышал. И им было легко вдвоем. Всегда.
    Потом необидное слово превратилось в "мой заучка", и Уолш млел, расплываясь в дурацкой улыбке, каждый раз, когда Марек наклонялся к нему, чтобы прошептать это на ухо.
    Улыбнулся он и сейчас, услышав случайный комплимент.
    - Ну да, агент ноль-ноль-семь. Хотя нет, я не умею стрелять, так же эффектно разрушать все вокруг себя и соблазнять женщин по щелчку пальцами. Так что дай мне в руки пистолет - и конец моей блестящей карьере шпиона. Мне, кстати, всегда больше нравился Кью, ну, глава исследовательского центра Британской Секретной службы...
    Киаран понял, что несет что-то не то. Какая секретная служба, какой шпион?! Разве сейчас им до праздной болтовни? Они успеют обсудить это, когда вернутся домой, в безопасные стены уютной квартиры.
    Кир заткнулся и нервно потер шею. Похоже, он слишком волнуется. Не удивительно: он ввязался сам и впутал Марека в какую-то авантюру, не зная, что их ждет и не просчитав возможные варианты. Как недальновидно!
    Впрочем, вряд ли в этом здании их поджидает толпа вооруженных головорезов. Киаран сильно сомневался, что в ритуальных убийствах участвует слишком много людей. Слишком хлопотно было бы держать все в тайне. Да и какой идиот будет держать сервер с видео там же, где расчленяет людей? Ведь любая полицейская проверка - и они попадутся не только на распространении снафф-видео.
    Марек скрыл их от чужих глаз, живых и электронных, но болтовню Уолша мог услышать любой, кто окажется достаточно близко. Поэтому Киаран прикусил язык и оглядел темный коридор, убеждаясь, что поблизости никого нет. А потом Босый взял его за руки. Кир замер, вглядываясь в его лицо. В чертовой темноте почти ничего не было видно, но ему и не нужно было смотреть глазами. Он знал.
    - Всегда, Мар, - пообещал Киаран шепотом, сжимая в ответ ладони Марека и передавая ему импульс тепла и любви.
    А потом Босый рванул с места, оставляя после себя лишь движение воздуха, колыхнувшего волосы Кира.

    В Босом Киаран не сомневался ни секунды. Это же Эгида! Марек! Уолш доверял ему безгранично, уверенный и в его способностях, и в его знаниях. Марек был героем. Был солдатом. И уж точно знал, что и как нужно делать. Киру оставалось только ждать.
    Но топтаться на лестнице, где некуда спрятаться, было не самой разумной идеей. Здесь его мог заметить какой-нибудь охранник, честно делающий ночной обход. Конечно, не факт, что сторож окажется настолько трудолюбивым. Может быть, он давно дрых в какой-нибудь каморке под бубнеж телевизора, или играл в игры на телефоне, или смотрел порно... Но где гарантии?
    Киаран решил перестраховаться. Дверь, ведущая на этаж, осталась открытой после рывка Босого, и Кир осторожно заглянул в темноту.
    Длинный неосвещенный коридор казался бесконечным. Владельцы здания здорово экономили на электричестве: ночное освещение, если оно вообще существовало, было отключено. Лишь в противоположном конце едва светилась зеленью табличка с надписью "Выход", словно призрачный огонек над болотом.
    По обеим сторонам коридора тянулись бесконечными рядами закрытые двери. Кир, на всякий случай пригнувшись, подкрался к ближайшей, натянул рукав на ладонь, чтобы не оставлять отпечатков, и подергал ручку. Закрыто. Следующая дверь - то же самое. Уолш решил, что дальше лезть не стоит и можно попробовать спрятаться в густой тени коридора, прямо возле двери, ведущей на лестницу, где висел пожарный щит. Но третья дверь оказалась незапертой. Киаран, согнувшись вдвое, хромым крабом ввалился в пустой кабинет и съехал по стене на пол. Здесь было заметно светлее, чем в коридоре: из трех окон падал свет с улицы, и можно было разобрать темные силуэты столов и стоящих на них мониторов, неподвижные, словно спящие кресла и несколько высоких шкафов. Самый обычный офис. Днем здесь наверняка сидели клерки, пили кофе из кружек с цветочками, собачками и глупыми надписями, стучали по клавиатурам и болтали в обед возле кофеварки. Скучная, скучная работа. Скучные люди. Ночью же все предметы, такие привычные при свете дня, становились совсем другими. Таинственными. Загадочными. Чужими. Киаран затих, прижимаясь спиной к стене и подтянув колени к груди. Ему оставалось только ждать сигнала Марека.
    Долго сидеть не пришлось. Импульс боли пришел откуда-то издалека, окатив Киарана холодной волной и заставив вскочить на ноги.
    Это было странно. Это было так, словно он сам применил свою способность, но ощущал это со стороны. Если бы Уолша попросили описать это странное чувство, он не нашел бы слов.
    Закрылся он машинально. Слишком привык за долгие годы отгораживаться от чужих эмоций, защищаться от них. Но волна, пришедшая из ниоткуда, не была адресной. Словно кто-то бил способностью по площади, пытаясь зацепить всех, кто мог попасть в зону ее действия.
    Марек! Черт возьми, там же был Марек!
    Эгида, который мог защититься от огня или пуль, но не от удара аглиокинезом. А что, если его...
    Киаран закусил губу почти до крови, принимая решение. И выскочил в коридор, забыв о собственной безопасности.

    Но он опоздал. Где-то впереди хлопнула дверь, и Уолш рванулся туда, пытаясь на ходу понять, что происходит. Темнота раздражала, мешая видеть. Киаран выскочил на основную лестницу и замер, прислушиваясь. Откуда-то снизу доносились шаги. Так, словно шел не один человек. Их несколько! Убийц несколько! И это явно был не Марек. Он бы ни за что не бросил Кира, не подав ему хоть какого-то знака.
    Уолш заметался. Схватился рукой за перила, чуть не рванув следом, но потом вспомнил о помещении, из-под двери которого просачивался слабый свет. А что, если Марек там. А что, если они бросили его... Или убили.
    Нет-нет-нет, этого не может быть. Не может и все тут. Это же Эгида, его так просто не убьешь!
    Кир бросился обратно, рванул на себя дверь офиса. Слабый свет позволил ему увидеть почти пустое помещение, стол почти посередине, небольшую лампу и компьютер, маленький офисный диванчик в самом углу. И никакого Марека. Вообще никого.
    Да что тут, черт возьми, происходит?!
    Уолш испытал острое желание позвать Босого по имени, услышать, как тот откликнется.
    Его что, забрали с собой? Кто? Как?!
    Киаран развернулся, выскакивая из небольшого офиса, помчался обратно к лестнице, кожей чувствуя, как утекают сквозь пальцы секунды.
    И все-таки он потерял слишком много времени. Выглянув на бегу в окно, Кир увидел две фигуры, выходящие на улицу. Одна, поменьше и потоньше, явно принадлежала женщине. А вот вторая... Второй человек, высокий, почти такого же роста, как Босый, насколько показалось Киру, тащил на плечах... Марека?!
    Уолш даже замер на секунду, шокированный увиденным. Они что, вот так и потащат здоровенного мужика по улице?! Не боясь, что их кто-то сможет увидеть?!
    Похоже, именно это парочка и собиралась сделать.
    Киаран остро пожалел, что уговорил Босого оставить машину подальше. Как теперь их преследовать? Как догнать, оставаясь незамеченным?!
    Додумывал Кир на бегу, пытаясь догнать похитителей.
    Ему очень, очень повезло, что они не сели в какую-нибудь машину, оставленную по другую сторону здания. Этим двоим словно не было никакого дела до того, что их могут увидеть. Мужчина нес на плече взрослого крупного человека, совершенно не напрягаясь, словно тот ничего не весил. Киаран, стараясь не отставать, но и не отсвечивать, следовал за странной парочкой и на ходу прислушивался к их эмоциям. То, что они чувствовали, было настоящей кашей. Словно все их эмоции были скомканы, смяты, изжеваны в непотребные обрывки, которые уже нельзя было сложить в нечто целое. Кир даже не мог разобрать, кому из них принадлежат вспышки гнева и гордости, самодовольства и уверенности в собственной правоте. Лишь эмоций Марека он не чувствовал. Словно тот был без сознания... или мертв. Думать о последнем варианте Кир просто не мог. Нет, Марек жив. Ведь мертвого похитители вряд ли потащили бы с собой, так ведь?

    Странное преследование не продлилось долго. Парочка свернула через два дома от офисного здания. Какой-то проулок, тяжелая металлическая дверь, громко хлопнувшая, когда ее открыли и закрыли. Киаран замер, не очень понимая, что ему дальше делать. Рвануть вперед? А что, если его там ждут? Что, если он натолкнется на убийц и ничего не сможет им противопоставить? Но у них Марек! Киаран не мог оставить его.
    Снова закусив губу, он потянул дверь на себя.

    Подпись автора

    Адам сделал огурчиком :З

    +4

    10

    Дышать стало тяжело. В груди что-то сдавило с такой силой, что казалось – если Марек сделает вдох поглубже – то совсем задохнётся.
    Но первой мыслью было не это, вовсе нет.
    Это был страх. За Кира. За своего заучку, который был где-то там, за пологом темноты, в котором сейчас плавал Марек. Он грёб, пытался выплыть наружу, но не мог, будто что-то снова и снова тянуло его вниз.

    Он постепенно приходил в себя.
    - Посмотри-ка братец, он приходит в себя. Не устаю удивляться своей удаче, но мы оба понимаем – это происки высших сил, которые жаждут покарать грешников.

    Женский голос пробился сквозь пелену бесчувствия, не разбивая её на осколки, но пробивая в ней брешь – достаточную, чтобы Марек, открыв глаза, осознал, что находится в тёмной комнате, сидя на стуле, со связанными руками. Над головой болтался, движимый сквозняком какой-то осветительный прибор, и судя по слишком тусклому и рассеянному свету – обычная лампочка.
    Босый попытался открыть рот, что-то сказать, но вышло что-то хрипящее и, разумеется, малопонятное.

    - Ох, ты плохо его держишь, брат, - голос девушки снова заставил Марека несколько раз моргнуть и сделать два вдоха, от которых будто бы обожгло лёгкие. – Смотри-ка, трепыхается, фу!
    Грубые пальцы схватили его за подбородок, и женское лицо с крупными скулами и ясными синими глазами оказалось прямо напротив Марека, который смотрел на неё и не узнавал. Он действительно никогда её не видел, но..
    На самом деле, не это бросилось в глаза Эгиде – а чудовищный запах, который витал вокруг – и будучи знакомым с ним, бывший военный ни с чем бы не спутал его.

    Никогда.
    Нигде.

    Мерзкий, чуть сладковатый, с привкусом горечи – трупный запах разложения висел смердящей дымкой над головами всех присутствующих, забивая собой все остальные запахи. Только лишь крепкая воля и не менее крепкий желудок помогли Мареку удержаться от рвотного рефлекса.

    - Держи его, братишка. Сейчас я начну запись, - пальцы, сжимавшие его лицо, разжались и Босый не ощутил ожидаемого облегчения – напротив, он снова ощутил, будто бы вокруг него снова всё смыкается в беспросветной тьме, из которой он отчаянно пытался выбраться, но никак не мог.

    - Что же, я приветствую вас всех! Помните, я обещала вам побороть людскую гордость? А как вам геройская? – голос девушки раздавался, будто бы из-под подушки, - К нам заглянул не просто герой, а Эгида! О, я прямо чувствую, как вы дрожите от нетерпения и желания узнать, что же скрывается под маской такого прославленного героя Либерти!? О, вам понравится, я обещаю. С помощью этого ножа, - Марек явственно услышал тихий звон стали, - Я сниму с него все маски, и покажу его истинное лицо горделивости всему миру. Я надеюсь, вы готовы к.. – внезапно девица замолчала, и, судя по звукам, начала крутиться вокруг себя, а после зашипела.
    - Тут есть кто-то ещё, я пойду проверю, а ты следи, чтобы этот герой не вырвался, - а после дверь хлопнула, оставляя Марека наедине с таинственным братом не менее таинственной девушки-похитительницы.

    Подпись автора

    by Адам
    плейлист Марека

    +3

    11

    Их всегда было двое. Всегда только она и он. Ни родители, ни друзья, ни какие-то дальние родственники, смутными тенями скользившие по периферии воспоминаний, не считались. Только они двое, брат и сестра.
    С ранних лет она была нянькой, матерью и подругой. Сначала это были подгузники и соски, бутылочки со смесью и обслюнявленные игрушки. После - кубики и раскраски, машинки и тетрадки. Учебники, нотные тетради и черно-белые клавиши пианино. Она таскала с собой тяжелую коляску, когда он был совсем крохой, она водила его за руку, когда он делал первые шаги, играла с ним в прятки и мастерила кораблики из бумаги. Когда ее подруги бегали на танцы, она читала брату сказки. Когда девчонки из класса собирались в парке, чтобы покататься на роликах, и шушукались, обсуждая мальчишек, она гуляла с братом, собирая для него букеты из листьев. Плевать ей было на смешки за спиной и чужое внимание. И когда у них обоих проснулись способности, они сохранили этот секрет, не рассказав больше никому.
    А потом весь мир сомкнулся только вокруг них двоих. Никто не мог его защитить, кроме нее. Никто не мог позаботиться о нем так, как она.
    Она любила младшего брата, любила как никого другого. И особенно сильной эта любовь стала после того, что с ним случилось.
    Она любила его и не смогла защитить.
    Поэтому все, что ей оставалось - отомстить. Чтобы никто больше не мог причинить ему вреда. Чтобы никто больше не смел причинить ему боль.
    Он всегда был странным мальчиком. Так говорили чужие, а для нее он был всего лишь тихим, погруженным в книги и музыку ребенком. Чуточку не от мира сего, словно ангел. Наверное, поэтому лучше всего он себя чувствовал в церкви. Там же его и сломали.
    И снова они не сказали никому ни слова. Потому что знали - помощи не будет. Никто им не поможет, не поверит, не защитит. Никто, кроме них самих.
    Ее брат всегда был ребенком, чистым и наивным; таким он и остался, даже когда вырос. Она попыталась помочь, забрать его боль, забрать воспоминания о грязи и об ужасе. Она так хотела защитить его, что причинила боль. Другую, не ту, что принес тот человек. Так было нужно. После этого ее брат стал еще сильнее напоминать дитя. У нее прибавилось забот, потому что ему требовался постоянный присмотр, но это только радовало. Ему больше не было больно и страшно, его не мучали ночные кошмары. Вот только разговаривать он так и не начал, но и это не было проблемой, по большому счету.
    Все, что у нее осталось - это любовь к брату и желание отомстить. Ни для того, ни для другого разговоры не нужны.

    Единственное, в чем правы были чертовы священники - так это в том, что человек грешен. И она знала, как наказать за каждый из них. Она стала карающей дланью господа, в которого больше не верила, и несла ужас тем, в ком вера еще оставалась. Ужас неизбежной кары за проступки. Потому что нельзя верить в райские кущи и красть последнее у бедных. Нельзя ждать господней любви и при этом насиловать тех, кто беззащитен. Нельзя мечтать вкусить блаженства и обжираться, превращая свою жизнь в служение культу потребления. Она накажет за это. Потому что больше некому.
    Тот, кто обидел ее брата, стал первым. Он поплатился за грех похоти и раскаивался каждый миг до своей смерти. Вторым был тот, кого она сочла виновным в грехе гнева. Злобная тварь, которую она несколько раз видела на экране маленького телевизора, плевалась ядом и обвиняла всех, кто обладал даром, в пособничестве сатане. Этот человек требовал не просто усилить контроль за одаренными, но и истреблять их, предварительно подвергнув исследованиям, чтобы выявить источник "болезни". Слишком много злобы. Она осудила его, вынесла приговор и привела его в исполнение с помощью дорогого брата. Теперь на очереди была гордыня.
    Известный герой Эгида попался в расставленную ею ловушку, будто сам господь привел его. Что ж, возможно, так оно и было.
    Зрители ждали справедливой казни, и комментарии, которые уже сыпались под видео, транслировавшееся в прямом эфире, распаляли кровь палача. Ей оставалась самая малость - покарать Гордыню так, чтобы все видели торжество Справедливости.

    ***
    За дверью Киарана встретила темнота, едва рассеиваемая крохотной тусклой лампочкой на стене. Бетонная площадка заканчивалась решеткой, в которой была дверь, - к счастью, незапертая, - а дальше начинались ступени, ведущие куда-то вниз.
    Лестница едва освещалась такими же лампами на стенах - тусклыми и тревожно-желтыми, чей свет позволял только не споткнуться на старых выщербленных ступенях.
    Кир крался медленно, одной рукой касаясь холодного бетона стены и едва сдерживаясь, чтобы не помчаться бегом. Там же был Марек, Марек, Марек!
    Там, в неизвестности и темноте, и Кир не знал, что с ним, не видел его, не мог даже почувствовать. Но неизвестность, скрывавшая от Уолша любимого человека, не давала и ему самому возможности броситься на помощь. Слишком много факторов, каждый из которых мог стать для Марека фатальным. А что, если похитителей больше, чем двое? Что, если это какая-нибудь религиозная секта, и их там много, и все обладают какой-то силой? Что, если там, внизу, ловушка? Киаран не мог позволить себе совершить ошибку. Ему пришлось призвать на помощь все свое терпение, чтобы не наделать глупостей.
    Что бы ни ждало его впереди, в густой темноте подвала, Киаран не боялся. Не за себя. Лишь бы только успеть вовремя.

    Девица выскочила откуда-то из темноты, едва только Кир ступил на ровный пол. Лестница закончилась, и вместе с ней закончился слабый круг света, который отбрасывала последняя лампа.
    Она была похожа на призрака, эта девушка. Кир даже не разглядел ее лица, и понял только, что к нему кто-то приближается, только когда ощутил тяжелый чужой гнев, плещущий волнами из темного пространства. В ней было столько ярости! Киаран даже отступил на шаг. Деваться было некуда: отступить он не мог, ведь где-то там был Марек.
    Все произошло очень быстро.
    Кир выставил вперед руки, защищаясь от атаки, и вместе с этим хлестнул девицу своей способностью. У него просто не было другого выхода. И в этот момент он начисто забыл о том, что не хочет причинять боль, о том, что ненавидит свою способность, и о том, что перед ним другой человек, такой же живой, как и он сам. Эта девушка была врагом, она похитила Марека, она причинила ему боль. Мысль о том, чтобы пощадить ее, даже не пришла Киарану в голову.
    Она попыталась сделать больно и ему, Кир понял, что она - тот аглиокинетик, чью атаку он почувствовал недавно. Такая же, как и он сам. Впервые в жизни он столкнулся с тем, кто разделял с ним эту часть способностей. Вот только сил у нее было меньше.
    Девушка даже не попыталась защититься. То ли не умела, то ли не сочла нужным, но это уже было не важно. Она попыталась утопить Киарана в волне боли, но он легко отразил этот водопад зеркалом собственных эмоций, возвращая девушке ее же волну и усилив ее собственным гневом и страхом за Марека. Этого оказалось более, чем достаточно.
    Девица рухнула на пол и задергалась, словно ее скрутил эпилептический припадок.
    Киаран ослабил давление боли, подошел ближе.
    - Где он? - спросил Уолш, не рискуя полностью избавлять ее от страданий. И когда девица не ответила, повторил громче, - Где он?!
    Девушка не сказала ни слова. Вместо этого она зарычала, издав какой-то странный горловой звук, будто пыталась откашляться. А потом снова атаковала, поймав взгляд Кира. Он дернул головой, разрывая зрительный контакт. И послал незнакомке новый болевой импульс, перегрузивший ее нервную систему. Девица изогнулась, сведенные судорогой мышцы застыли, превращая ее в сломанную куклу, и она отключилась.
    Кир секунду постоял возле нее, решая, что делать дальше. Оставлять ее позади было опасно, неизвестно, через какое время она очнется. И тащить с собой невозможно. Бессознательное тело только мешало бы ему, да и желания нянчиться с девицей, которая пыталась его убить, не было никакого. И Кир оставил ее лежать на холодном полу.

    Короткого пути он Киаран почти не запомнил. Он уже знал, что в подвале было всего три человека, и один из них остался позади, а еще один - был Мареком, чьи эмоции считывались словно сквозь толстый слой ваты.
    Подвальный коридор привел Уолша к тяжелой металлической двери, которую беззаботно оставили приоткрытой. Эти двое, похоже, совершенно не боялись, что кто-то может их найти.
    Кир влетел в новое помещение, увидел две фигуры, одна из которых сидела на стуле, а вторая возвышалась чуть позади и в стороне, и адресно хлестнул новым болевым импульсом, похожим на удар кнута, по чужаку.
    И лишь после этого осознал и тяжелый гнилостный запах, от которого его неожиданно чуть не вывернуло, и яркую круглую лампу на длинной треноге. бросавшую круг белого света, посреди которого стоял стул с привязанным к нему человеком, и видеокамеру, направленную в центр этого круга.
    Второй незнакомец успел только удивиться и испугаться. Он явно не ожидал появления чужака, еще меньше ждал, что на него нападут. Вместо попытки защититься, которой можно было бы ожидать от крупного парня, он шарахнулся назад и, скорчившись у стены, вжался в нее, словно напуганный ребенок. С его эмоциональным фоном что-то было не так, но Киарану некогда было с этим разбираться. Он видел только Марека на стуле посреди яркого пятна света.
    Марек, Марек, Марек!
    - Стоять, - жестко скомандовал Кир, сопровождая приказ несильным импульсом боли. - Не шевелись. Дернешься, и я тебе мозги поджарю.
    Кажется, это было лишним: парень, судя по всему, и не собирался ничего делать.
    Кир бросился вперед, на ходу сталкивая камеру. Та упала на пол с жалобным пластиковым треском, а сам Уолш в момент оказался на коленях возле стула.
    - Марек! - позвал он, касаясь знакомого колена. - Марек, это я, слышишь?
    Он потянулся, обхватил лицо Босого руками, коснулся пальцами шеи, убеждаясь, что тот живой, живой, живой.

    Отредактировано Ciaran Walsh (08.07.2022 14:05)

    Подпись автора

    Адам сделал огурчиком :З

    +3

    12

    Тело уже почти слушалось, когда Босый услышал за стенкой чьи-то приглушённые шаги. Он не понимал, кто это говорит, но тот тяжкий груз, что будто бы придавливал его к земле, начал постепенно исчезать. Даже дышать стало будто бы легче.

    Марек попытался осмотреться, но так ничего и не вышло - ему будто бы одели на глаза чёрную, светонепроницаемую повязку. Лишь в ноздрях стоял невыносимый запах разложения. А потом словно что-то изменилось. Будто что-то...

    Это были шаги - быстрые, лёгкие, но заметно твёрдые. Не то, чтобы Босый считал себя экспертом по таким вещам, но ему показалось, что это был Киаран? Но как? Кир должен был мчаться в башню Либерти и требовать героев на помощь, ну или, как минимум, лететь в полицию на всех парах. А Марек...

    Ну, Босый бы обязательно что-нибудь придумал. Наверное.

    Темнота словно бы слетела - Мар внезапно прозрел и резко заморгал. Тому, кто сильно полагается на собственное зрение, полная темнота явно была в тягость. А потом он услышал голос Кира. Никогда в своей жизни Марек так не был рад услышать своего заучку, хотя совсем не представлял, как тот пробрался сюда и куда подевалась та психованная маньячка.

    - Кфирр, - язык ещё плохо ворочался, но тело Босого уже начало приходить в нормальное состояние, так как тот пудовый ментальный груз, придавивший его, исчез. - Кир! Как ты сюда добрался?
    Пальцы Кира тотчас заскользили по лицу Марека и тот не смог сдержать улыбку, и тут же дёрнулся, чтобы дотянуться до лица Уолша, но связанные руки за спинкой стула не дали ему этого сделать.

    Зарычав, он откинулся назад, и наблюдая за лицом Кира, хрустнул суставом большого пальца правой руки, и затем освободил руку из захвата, а после, сморщившись, снова хрустнул суставом, вправляя его на место.
    - Я же говорил, что умею многое, - Марек приподнял бровь, но тут же перевёл разговор в другое русло, - Как ты тут очутился и где та сумасшедшая девчонка?

    А затем его взгляд выцепил испуганного парня, съёжившегося в углу, и ярость тут же заклокотала в его груди, но прежде, чем Босый ринулся на обидчика, Уолш его остановил чередой своих ответов. И Марек, замахнувшийся было, опустил руку, тяжело вздыхая.
    - Нужно вызвать полицию, Кир. - коротко констатировал он, в очередной раз вздыхая, пока силы быстро возвращались к нему.

    Подпись автора

    by Адам
    плейлист Марека

    +3

    13

    Марек был живой, живой, живой! Только ощутив его пульс под пальцами и дыхание, становившееся все сильнее, Кир понял, каким сильным было напряжение, скручивавшее в узел его внутренности. А теперь оно исчезло, словно с плеч свалилась целая гора. Кир почувствовал, как к горлу подступает радость - невнятным комком, мешающим дышать. Он засмеялся, тихо и нервно, от чего звук получился больше похожим на кашель.
    - Марек!
    Он привстал на коленях, потянулся, чтобы обнять, не забывая, впрочем, отслеживать незнакомца, забившегося в угол. Но тот не проявлял никакой агрессии и, кажется, вовсе не собирался шевелиться, сжавшись в комок. Похоже, он боялся еще больше, чем Киаран.
    - Тише, тише, - прошептал Кир и огляделся, пытаясь понять, чем может разрезать то, что удерживало руки Марека. - Сейчас, подожди...
    Но он не успел. Даже разглядеть, чем там Босый был привязан к стулу, не то, что освободить его от пут.
    Что-то влажно хрустнуло. Звук был тошнотворный, Кир вздрогнул, оглядываясь и силясь понять, что это было. Затем хруст повторился и Марек вдруг коснулся его одной рукой.
    - Что... Как ты..?
    Он что, переломал себе пальцы, чтобы освободиться?! Кир слегка отстранился, с изумлением глядя на Босого, и почти машинально потянулся к его ощущениям, чтобы сгладить импульс боли, который почувствовал Марек.
    - О. Да. Да, я помню. Марек, я в тебе не сомневаюсь, но пожалуйста, не надо так. Это же больно! Погоди, сейчас я...
    Он снова быстро окинул взглядом помещение. Гнилостный запах забивался в нос, в горло, свербел на кончике языка. Хотелось хорошенько прокашляться, а потом долго чистить зубы, чтобы избавиться от этой гадости. Чуть в стороне от стула, не попадая в круг яркого света, стоял поднос на треноге, навевающий воспоминания о больницах. На таких обычно раскладывают инструменты доктора, готовясь к своим манипуляциям. Этот, по всей видимости, собирались использовать по назначению. Кир обнаружил на подносе ножницы, несколько ножей, какие-то металлические крючья, короткую пилу и скальпель. Хирургической стерильностью инструменты, правда, не отличались: на ребристой рукоятке скальпеля Кир заметил бурые следы, пластиковое кольцо ножниц оказалось сломано, а лезвие одного из ножей было выщерблено и на нем красовалось несколько точек ржавчины.
    И тут в голове Уолша будто щелкнуло. Тяжелый запах наложился на открывшуюся ему картинку и вдруг стал деталью мозаики, вставшей на свое место. Здесь убивали людей! На самом деле убивали!
    Эти видео, что Кир нашел на сервере, не были постановкой. Безумная девица, напавшая на него в темноте подвала, действительно пытала и убивала людей. Прямо здесь! Вот этими вот самыми инструментами!
    Киаран содрогнулся от отвращения, только сейчас в полной мере осознав реальность происходящего.
    Дотрагиваться до этой дряни совершенно не хотелось, но иного выхода не было. Уж лучше так, чем снова услышать хруст ломаемых - или что там Босый сделал со своей рукой, - пальцев.
    Киаран быстро, чтобы не поддаться отвращению, цапнул с подноса нож и вернулся к Мареку.
    Девица подошла к делу основательно: рука Босого была притянута к стулу пластиковой стяжкой, которые продаются в любом строительном магазине. Это не наручники и не веревки, из которых можно при должном умении выскользнуть. Вторая стяжка петлей болталась на перекладине стула, и Кир поморщился, представляя, что надо было сделать Мареку, чтобы выбраться из нее.
    Он быстрым движением перерезал пластик, освобождая Босого, и, наконец-то, коротко чмокнул его в уголок губ. Хотелось, конечно, не так.
    Хотелось долго целовать его всего, каждую секунду убеждаясь, что с Мареком все в порядке, что он не пострадал, что он здесь, здесь, совсем рядом. Хотелось стиснуть его в объятиях и исчезнуть из этого мерзкого места, чтобы навсегда забыть...
    Но девица и этот странный тип все еще никуда не делись. Оставлять их за спиной означало лишь дать им возможность снова творить ту мерзость, что они тут затеяли.
    Да еще и Марек, едва заметив человека, скорчившегося в углу, рванулся к нему, и Киру пришлось ловить его за руку, чтобы остановить.
    - Погоди, стой! Он не опасен. По крайней мере, сейчас. Он ничего нам не сделает. Я нашел тебя, потому что пошел за ними. Видел, как они несли тебя, но не знал, смогу ли остановить их. Прости, что не вмешался сразу... Вторая нам тоже ничего не сделает. Я ее... обезвредил. На время. По крайней мере, я на это надеюсь. 
    Киаран вздохнул, сжал ладонь Марека, быстрым коротким движением провел подушечкой большого пальца по костяшкам и отошел. Он остановился возле парня, так и сидевшего в углу.
    Время вело себя странно. Оно то растягивалось в резиновую бесконечность, и тогда Киру казалось, что они провели тут уже много-много часов, то сжималось и скачком бросалось куда-то вперед, и тогда Кир понимал, что прошло едва ли больше пяти минут с тех пор, как он нашел Марека. Уолш тряхнул головой, собираясь с мыслями, прислушался.
    С этим парнем что-то было не так. В этом не было ничего удивительного: разве может быть все в порядке с человеком, который похищает и мучает людей? Кир вслушался в его эмоции. Страх. Робкая надежда. Снова страх. Ожидание.
    Но эмоции этого человека были яркими, сильными, угловатыми, как бывает не у взрослых, которых жизнь учит контролировать свои чувства, а у детей, когда их переполняет ощущениями так, словно они вот-вот лопнут. Никакой сглаживающей пелены, чистые, острые чувства, которые в восприятии Киарана топорщились углами и иглами, будто в любую секунду могли прорвать кожу и стать видимыми.
    И страх был самой яркой, самой сильной эмоцией, что испытывал этот человек.
    - Посвети сюда, пожалуйста, - попросил Киаран, обращаясь к Босому.
    И когда тот выполнил просьбу, освещая угол, в который забился незнакомец, Кир ахнул. Этот парень был молод, очень молод. Почти мальчишка, вчерашний подросток. Крупный, здоровый, с широкими плечами и мощными руками, он имел выражение лица ребенка. Такое бывает только у тех, кто повзрослел телом, но не разумом.
    - Эй, - позвал Кир, подходя на полшага ближе. - Мы тебя не тронем. Кто ты? Как тебя зовут?
    Он потянулся к чужим эмоциям, сглаживая их, приглушая чужой страх, но не убирая его до конца. Кто его знает, все-таки, вдруг этот парень решит напасть на них, если перестанет бояться.
    Незнакомец слегка расслабился, перестал вжиматься в стену и повернулся, обхватывая руками колени. Как ребенок, которого заперли в темном и страшном подвале наедине с крысами и призраками.
    - Эй, ты меня слышишь?
    Парень вскинул лицо, но вместо ответа лишь замычал. А потом, продолжая издавать гудящее "ы-ы-ы", несколько раз ударил себя ладонью по голове.
    - Стой, стой, не надо! - Кир снова потянулся к нему, пытаясь распутать клубок чужих эмоций, - Ты не говоришь, да?
    Уолш подавил в себе жалость к этому человеку, несчастному и очевидно нездоровому, вспомнив, что это он волок Марека по улице, перекинув через плечо. И, возможно, именно он привязывал Марека к стулу, стягивая его запястья пластиком, врезавшимся в кожу.
    Киаран попробовал задать еще пару вопросов, на которые можно было бы ответить, например, кивками, но парень не сделал и этого. Не ясно было, понимает ли он вообще обращенную к нему речь.
    - Бесполезно, - тихо сказал Кир, поворачиваясь к Босому. - От него мы ничего не добьемся. Ну не бить же его, ты посмотри...
    Идея с полицией была отличной, Уолшу очень понравилось. Они с Мареком не могли ничего сделать, чтобы предотвратить повторение ритуалов, которые проводили эти двое - разве что убить их или искалечить. Кир поймал себя на мысли, что не очень-то и возражал бы против такого исхода. Не после того, что они тут видели. Но все же Марек был совершенно прав. Вот только появление полиции привлекло бы слишком много внимания к нему и к Эгиде.
    - Мы не можем вызвать полицию прямо отсюда, - сказал он, снова сжимая ладонь Босого. - К нам будет слишком много вопросов. Ты же не захочешь объяснять, что Эгиду кто-то ухитрился похитить, верно? И оставлять их здесь нельзя, ты прав. Давай позвоним из автомата. Наверняка где-нибудь поблизости есть телефон. Позвоним оттуда, вызовем полицию, а сами уйдем, как будто нас и не было. Надо только стереть отпечатки, я тут хватался за все подряд.
    Последнее Кир почерпнул из многочисленных детективных сериалов, которые смотрел вполглаза, занимаясь работой.

    Они вышли из здания тем же путем, что попали в него. Коридор подвала, ведущий к камере пыток, оказался каким-то невообразимо длинным. Девица лежала там же, где Кир ее и оставил. Она все еще не пришла в себя, хотя пульс у нее был, Уолш убедился в этом, пощупав ее шею, а потом протерев это место тряпкой, которой стирал отпечатки.
    - Живая, - оповестил он безо всякого выражения. - Я ее не убил.
    И лишь когда они взвились в воздух, скрывшись под пологом невидимости Марека, Кир вжался в него, покрепче обхватывая за талию.
    - Я так испугался, что они тебя... что с тобой что-то случится, - признался он, утыкаясь носом в плечо Босого.
    А про себя поклялся, что никогда в жизни больше не допустит ничего подобного. Марек слишком ему дорог.

    THE END

    Подпись автора

    Адам сделал огурчиком :З

    +1


    Вы здесь » Mayhem­ » История » [5-7/11/22] Грехи человеческие


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно